Вачкажицы

Собственно названия Вачкажицы, Вачкажеч, ительменские, как и многие другие, включая Авачу. Наверное, все обращали внимание, когда возвращались из поездки в Малки или Начики, на красивые сопки, открывающиеся взору после подъема на Начикинский перевал. Самая правая из них и есть вершина потухшего вулкана Вачкажицы (1501 м.). За ним есть еще, одна вершина Вачкажеч (1556 м.), и соединяются эти вулканические образования крутым горным хребтом, в народе именуемым цирком, с другой вершиной, имеющей интересное название - Летняя Поперечная (1420 м.). Так вот, между этих вершин у подножья есть озеро Тахколоч, и река того же названия, с множеством водопадов и порогов, вытекающая чуть ли не с вершины вулкана. О красотах этих мест, мне довелось много слышать, но хотелось убедиться, посмотрев на все воочию. Мне сказали, что поворот на дорогу к Вачкажицам на 83 км. Однако мои попытки найти этот путь, года два, не приносили удачи. Так я обследовал все дороги до самого Начикинского озера. Потом поворачивал, не доезжая отметки 83 км., находил красивые места и озера, с зарослями рододендронов и эдельвейсов, но попасть на нужную дорогу не мог. Как-то в один из солнечных, субботних, июньских дней мы с женой и двумя собаками поехали в район Начикинского перевала, без особых целей, просто походить по лесу. Свернул налево на восьмидесятом километре, и по каким-то машинным следам подъехали к небольшой, но каменистой речке. След уходил в воду и появлялся на другом берегу, решили проехать посмотреть, куда он идет. Речку переезжали с берега на берег, раз пять. Дальше колея уходила по лесу в сопку. Спустились с сопки, на другую сторону, перед нами открылся великолепный вид на выше описанные вершины. Внизу лежало болото с небольшими озерцами. Камчатка расцветала, стряхивала с себя белую пелену и одевалась в свой ярко-зеленый, летний наряд. Колея шла вдоль болота и в конце уходила в него. Видно было месиво из грязи, набросанные доски, но, тем не менее след большой машины выходил на другой стороне. Было 12 часов дня, когда на полном ходу я въехал в это болото. Машину просто засосало, она полностью села на брюхо. Вокруг грязь и вода. Ближайшие деревья в двухстах метрах. Все попытки подкладывания досок, поддомкрачивания ни чего не дали. Т.к. в дальнюю поездку не собирались, то и инструментарий, кроме ножовки отсутствовал. Еды тоже не было. Нашли бревно, ножовкой и руками вырыли яму, попытались выбраться с помощью лебедки, но бревно вытаскивалось, не смотря на все наши усилия закрепить его камнями и под углом. Все было бесполезно. К пяти часам дня, поняв, что самим нам не выбраться, решили пойти в сторону трассы. Не вдалеке от болота обнаружили медвежьи следы. Ну, это не удивительно и всем известно кто хозяин в камчатских лесах. Поднявшись на сопку, услышали шум приближающейся машины, оказался старый Лэнд Краузер, попросили помочь, вернулись. Попытки вытащить назад успеха не имели, лопнул трос, но наш Сафарик даже не шевелился. Лэнд Краузер уехал. Стали рассуждать, если большая машина поехала в сторону вулкана, то мы можем их попросить нас вытащить, лишь-бы они там находились. А в друг они уже вернулись и это утренние следы возвратившейся машины? Время было часов семь вечера, когда мы бросили Сафарик, написав записку, что скоро будем, с собаками, пошли в горы. Дорога петляла по лесу, постепенно поднимаясь, все выше. Идти было не сложно, но тяжело, главным образом из-за достававших комариных налетов. Появившийся, еще не растаявший местами снег оказался радостью для наших животных, которые стали в него, буквально зарываться. Дорога все больше превращалась в грязное месиво, но следы машины присутствовали, и это оставляло надежды. Справа, в обрыве, за зарослями шумела р. Тахколоч, но спускаться к ней и любоваться красотами, не было ни каких сил. Еще один подъем и перед нами внизу, как бы, в котловине, раскинулось озеро, на берегах, кое где, еще лежал снег. Но самое обидное, людей и машин у озера не было. Время десять вечера, к своему Сафарику за светло еще успеем, нужно возвращаться. Но решаю спуститься к озеру из-за собак, пусть попьют. Умывшись холодной озерной водой, оборачиваюсь и на сопке в зарослях кедрача вижу дымок, радости нет предела, все бежим туда. Альпинисты уже спустились с гор и готовят ужин на костре, рядом стоит Газ-66, с трубой выведенной выше кабины. Недолго просим ребят выручить нас из беды. Забираемся в кузов с собаками, последним перепадает по куриной ножке, мы от еды отказываемся, нет времени. Едем, кажется, очень долго. Наконец наше болото. Заводим стальной трос и начинаем пытаться вытащить машину. После десятой попытки рвется трос. Укорачиваем, завязываем на узлы, еще попытка, кажется, что кабина Сафарика должна оторваться и вылететь, оставив нижнюю часть с колесами в болоте. Перекур, ребята говорят, что вытащить не возможно, нужно искать Камаз или Урал. Я настаиваю на продолжении попыток. Начинаем опять. Есть движение, и о радость, все ликуют - наша машина на дороге. Одна проблема решена, но стоит очередная, перебраться на противоположную сторону. Ребята однозначно туда переезжать, не намерены. Совместно ищем более подходящее место в болоте, намечаем маршрут по кочкам и корням. Нужно ехать очень точно, иначе окажешься опять на брюхе. Беру разгон, впереди показывают направление колес. На этот раз Сафарик прыгает с кочки на кочку, не останавливаясь, и все, мы на своем берегу. Благодарим ребят, усаживаем собак и домой.
Через две недели повторили попытку на двух машинах, болото сильно подсохло и рядом с тем местом, где мы сидели, уже была сухая колея, по которой проехать можно было без всякого труда.

P.S. Еще раз предостерегаю всех от поездок по бездорожью в июне. Но на самом деле, так хочется размяться после долгой камчатской зимы.

 
Designed by Mercator, 2003